История города <strong>Чехов</strong> и земли Лопасненской.

Чеховская городская доска объявлений.
Чеховская городская доска объявлений.
Чеховскй городской форум.
Чеховскй городской форум.
Карта города Чехова и Чеховского района.
Карта Чехова.
Желтые страницы города Чехова.
Карта Чехова.
Панорамы города Чехов.
Панорамы города Чехов.
 
 
 
 

История города Чехов и земли Лопасненской

В 1954 году на карте Московской области появился новый город - Чехов. То был не город-новостройка с переселенцами. Это было древнейшее поселение на реке Лопасне, что находилось в семидесяти километрах к югу от Москвы. Бывшее торговое село Лопасня обрело статус города, названного именем великого писателя русской земли, именем Антона Павловича Чехова.
Переименование Лопасни увековечило память о Чехове, о «таланте трагическом и нежном», о писателе и драматурге, открывшем новую эпоху в русской литературе, о великом гражданине России.
 Древняя Лопасня оказалась сопричастной не только с жизнью и творчеством А.П. Чехова. О Лопасне упоминают в своих произведениях и письмах Державин, Пушкин, Гоголь, Брюсов…
Через Лопасню проходила Серпуховская, или Крымская дорога – прародительница современного Симферопольского шоссе. Она шла от Москвы через Подол на Пахре, погост Молоди и первую остановку – ям – имела в Лопасне. Здесь жили ямщики, шорники, колесники, стояли конюшни, сараи, кузни.
Окрестности Лопасни не случайно притягивают своими достопримечательностями, неповторимыми маленькими усадьбами, пейзажами и видами. Ведь в ее истории можно найти много славных имен – князья Владимирские, Московские, Черниговские, Рязанские, Серпуховские, воеводы Ивана Грозного, сподвижники Петра I, герои войны с Наполеоном, архитекторы, скульпторы и художники, испытатели, деятели культуры…
Далекое прошлое
История Чеховского района Московской области уходит в далекое прошлое. В древнейшие времена Приокская равнина, как и вся европейская часть России, была покрыта мощным ледником, спускавшимся с севера. При его таянии возникла долина реки Оки и ее притоков: Москвы, Клязьмы, Нары, Протвы, Лопасни, Рожайки. Ледник оставил по берегам рек песчаные морены, огромные залежи гравия, пласты которого достигают десятков метров. Именно благодаря этим залежам, а вернее тем находкам, которые сопутствуют добыче песка, гравия мы можем судить о древнем прошлом нашей Чеховской земли.
На песчано-гравийном карьере в полукилометре от Чехова землеройные машины зачастую поднимают на поверхность кости шерстистых носорогов, бивни и зубы мамонтов, копыта древних лошадей и оленей.
На территории района много археологических памятников. Раскопки их подтверждают, что этот край был заселен с древнейших времен.
На территории города было найдено фатьяновское долото. Изготовленное из кремня, оно тщательно отшлифовано. Этому орудию не менее 3000 лет. Его крепили на деревянную рукоятку и выполняли различные работы: снимали кору с деревьев, обрубали сучья, подрубали корни.
Фатьяновская культура относится к археологической культуре бронзового века и распространялась от Прибалтики до Волго-Камья с центром в Волго-Окском междуречье.
Основное занятие фатьяновцев – скотоводство, частично земледелие, вспомогательные занятия – охота, рыболовство, собирательство.
Фатьяновцы знали толк в обработке каменных орудий, отделывая их сначала камнем, затем шлифуя мокрым песком и даже кожей. Они занимались также скотоводством, а у берегов Лопасни, где земля была рыхлая, ее обрабатывали мотыгой и сеяли зерно.
Кроме уже упомянутого фатьяновского долота на территории Чеховского района были найдено и тесло – еще одно орудие тех далеких времен.
Таким образом, все верховье и течение реки Лопасни занимали фатьяновцы. Они потеснили племена охотников и рыболовов, а местами и породнились с ними.
В октябре 1937 года недалеко от деревни Завалипьево археолог А.Ф. Дубинин обнаружил Дьяковское городище на высоком правом берегу реки Лопасни. Городище имело почти треугольную форму, с двух сторон его были глубокие овраги, с третьей, южной, стороны – два больших вала. Крутые склоны городища вместе с искусственными валами являлись прочной защитой для населения. Длина городища примерно 70 метров, ширина валов 30 метров. Культурный слов в среднем составлял 60 см. этот слой содержал уголь, золу, кости животных и значительное количество глиняной посуды, сделанной еще ручным способом, без гончарного круга. Дьяковцы были искусными резчиками по кости. При раскопках найдены костяные гарпуны, рукоятки для ножей, фигурки различных животных. Характер найденной здесь посуды и другой утвари и форма самого поселения дают возможность утверждать, что оно существовало здесь в период с VIII века до нашей эры по VI век нашей эры и представляло собой укрепленный патриархально-родовой поселок. Следы его сохранились до наших дней.
В 1971 году во время разработок гравия и песка недалеко от берега Лопасни была обнаружена мастерская кремневых орудий эпохи неолита. Найденные в ней каменные орудия: топор, ножи и копья относятся к так называемому развитому неолиту, к концу III – началу II тысячелетия до нашей эры.

Страна славян-вятичей
Летописец Нестор в «Повести временных лет» говорит о расселении вятичей по Волге и Оке. Позднейшие археологические исследования уточнили и подтвердили это летописное сообщение.
«Самым крайним славянским племенем на востоке в IX веке являются вятичи, - писал историк Д.И. Иловайский, - вятичи занимали верхнеее течение Оки… селение вятичей в первые века нашей истории простирались от реки Лопасни на север и до верховьев Дона на восток»…
…Вятичи в те времена были самым диким племенем между восточными Славянами: удаленными от главных центров русской гражданственности, позднее других вышли из племенного быта.
Яркими красками изображает летописец Нестор языческий быт Славянских племен.
«И Радимичи, и Вятичи и Север один обычай имяху: живяху в лесе, якоже всякий зверь, ядуще все нечисто, срамословье в них пред отцы и пред снохами; братце небываху в них, но игрища межцо селы, схожуся на игрища, на плясанье, и на вся бесовская игрища, и ту умыкаху жены собе, с нею же кто совершащиеся; имяху же по две и по три жены. Аще кто умряше, творяху трызну над ним, и по сем творяху кладу велику и възлажахуть и на кладу мертвеца, сожьжаху, а посем собравше кости, вложаху в судину малу и поставляху на столпе на путех, еже творят Вятичи и ныне».
Если это высказывание Нестора изложить современным русским языком, то следует иметь ввиду, что вятичи жили селами и имели обычаи и обряды относительно брака и погребения, а подобное обстоятельство предполагает некоторую степень религиозного развития и указывает на начало общественной жизни.
Описывая нравы лесных обитателей, летописец не жалеет темных красок. Летописцу-монаху их Киева, где к тому времени уже утвердилась христианская вера, явно не по душе сохранившиеся у вятичей старые языческие обряды.
Вместе с тем из описания видно, что жили вятичи в неукрепленных селах, часто встречались друг с другом. Земля принадлежала всему селу, а пахотная делилась и обрабатывалась отдельными семьями. Лесами, лугами, пастбищами и другими угодьями пользовались все сообща.
В Х веке вятичи еще платили дань хазарам. Присоединение племенного славянского союза вятичей к русской государственности состоялось в княжение язычника Святослава Игоревича.
В 960 году, затеяв поход против Хазарии, князь Святослав, согласно сведений «Повести временных лет», обложил данью вятичей. Эта дань вначале носила эпизодический характер и только с 966 года стала стабильной и постоянной.
В поход войско великого киевского князя следовало на конях и ладьях по течению великой вятической реки Оке. Прибрежные небольшие поселки были безлюдны. Не хотели вятичи встречаться с чужеземцами, не ожидали добра от них.
Князь Святослав приказал воинам не обижать местных жителей, не рушить чужих богов. Он рассчитывал на покорение миром. Так и произошло.
Хотя далеко не сразу по доброму присоединились вятичи к союзу славянских княжеств. Киевский князь Святослав, завоевав земли Пооковья, освободил вятичей от хазарской зависимости и потребовал дани себе. Впрочем, покорение вятичей было настолько непрочным, что сын Святослава Владимир снова два раза воевал с ними. Вятичи почти не признавали киевских князей. Их местность считалась опасной, и еще в XI веке из Киева в Ростов и Суздаль обычно ехали кружным путем – через Смоленск и верхнюю Волгу, минуя приокские леса.
Следы славянских сел – археологи называют их «селищами» - видны при впадении Теребинки в реку Лопасню, у села Солнышково, в Спас-Темне, Талеже, в деревне Кармашовке. Правда дошли до наших времен селища в сильно разрушенном виде.
В долинах рек у деревень Солодовка, Новгородово, Никоново, Ивино, у сел Молоди, Мещерское, Крюково всьречаются и курганы. Известный археолог А.В. Арциховский в своей книге «Курганы вятичей» подчеркивает, что Ока была вятической рекой. Подобное можно сказать и о притоках Оки – Наре, Протве, Лопасне, Москва и ее притоках: Пахре, Рожайке и других. Об этих местах Арциховский отзывается как о «классической стране вятических курганов».
Известный ученый и скульптор М.М. Герасимов по найденным во время раскопок черепам создал скульптурный портрет женщины из племени вятичей.
Характерны для вятичей и решетчатые перстни, и бусы из светлого горного хрусталя и красного сердолика, нанизанные на шнур из конского волоса. В курганах встречаются и другие женские украшения: браслеты, серьги, серебряные гривны, свитые из проволоки. Вместе с украшениями находят ножи и серпы.
В мужских курганах находят ножи, топоры, пряжки от пояса, глиняные сосуды с костями – остатки пищи, которую клали славяне покойникам. Глиняные горшки с гладкими стенками, украшенные плоскими и волнистыми орнаментами, изготовлены на гончарном круге.
Исследования показывают, что главными занятиями этих племен были земледелие и скотоводство. Вместе с тем, славяне промышляли охотой и рыбной ловлей, добывали мед диких пчел, собирали грибы, ягоды, коренья. Земледелие поначалу было подсечным.
Позднее, в X – XI веках, от подсечного земледелия вятичи переходят к пашенному. Поначалу они используют целиком деревянные сохи и плуги, затем железные сошники. Основной формой земледелия у вятичей становится переложная, или залежная. Как и у других славян, уже был известен озимый и яровой клин. Сеяли рожь, ячмень, горох, просо. Убирали серпами и косами, зерно мололи на ручных мельницах и хранили в ямах. Жили вятичи в полуземлянках, к которым примыкала клеть, где содержался скот: лошади, коровы, овцы, свиньи, куры, гуси.
В общинных лесах водились зубры, лоси, медведи, волки, олени, кабаны, бобры, рыси, зайцы и другие животные. Охота и рыбная ловля составляли значительное подспорье, особенно во время неурожаев.
В XII веке родовые отношения у вятичей постепенно заменились соседскими связями общин. Четко обозначилось разделение труда: мужчины пашут, выполняют различные строительные работы, охотятся, занимаются бортничеством, а женщины убирают урожай, прядут лен и шерсть, шьют одежду. Среди крестьян выделяются ремесленники: гончары, кузнецы, кричники, плавившие в небольших домнах железо.
Надо отметить еще одну отрасль ремесла, распространенного в этих местах, - ювелирное дело. Деревенские ювелиры изготавливали те самые изящные крашения, которые находят в курганах.
В XIXII веках среди вятичей выделяются знатные люди. Они становятся во главе племен. Князья передают свою власть по наследству.
В поучение детям Владимир Мономах говорит о походах в приокские земли:
«А в вятичи ходихом по две зиме, на Ходоту и на сыне его».
Из этих слов видно, что Ходота не только сам возглавлял вятичей, но и передавал власть сыну.
По-видимому во времена князя Владимира Мономаха в начале XII века и были присоединены к Черниговскому княжеству земли вятичей по Оке и севернее – по Лопасне. Эти места стали пограничными между Черниговским, Владимиро-Суздальским и Рязанским княжествами.
В XII веке в летописи упоминается уже до двух десятках городов, принадлежащих вятичам: Рязань, Коломна, Трубеч, Масальск, Воротынск, Колтеск, Дедославль и другие, в том числе и Лопасня.
Так сложилось, что земля вятичей стала ядром формировавшегося национального Русского государства.

Местоположение Лопасни
К IX – XI векам у славян-вятичей возникают довольно крупные городища. Вероятно, в это время уже существовало поселение Лопасня, названное по одноименной реке. По мнению академика С.Б. Веселовского название «Лопасня» дано этому месту пришлыми новгородскими племенами.
Ссылаясь на древнюю летопись, в «Истории России с древнейших времен» С.М. Соловьев пишет:
«Наш летописец указывает на финские племена преимущественно около озер; в половине IX века южные границы финского племени с славянским можно положить в область Москвы-реки, где финны должны были сталкиваться с славянским племенем вятичей, селения последних мы имеем право продолжить до реки Лопасни, потому что как видно: все вятичи принадлежали к Черниговскому княжеству, а город Лопасня был пограничным городом этого княжества с Суздальским».
Здесь историк рассматривает древний город Лопасню как пограничный форпост Черниговского княжества в IX веке, и нет сомнений в том, что относит его местоположение к современному.
Ипатьевская летопись под 1176 годом впервые упоминает Лопасню среди семи городов, таких как Москва, Дмитров, Волоколамск и другие. В летописи сообщалось:
«…И потом посла Святослав жены их Михалковую и Всеволожюю, пристави к ним сына своего Олга приводити е до Москве; Олег же приводив и възвратися в свою волость в Лопасну».
Под волостью в раннее средневековье понимался княжеский удел. Одним из таких уделов Черниговского княжества была волость Лопасня.
Беглое летописное упоминание о Лопасне связано с важными событиями, разыгравшимися в то время в северо-восточной Руси. В XII веке русское государство распалось на отдельные враждующие друг с другом княжества.
После жестокой расправы заговорщиков над великим князем Андреем Боголюбским горожане Владимира пригласили на престол братьев убитого князя – Михаила и Всеволода, а бояре – его племянников – Мстислава и Ярополка Ростиславичей.
С помощью своего союзника князя Черниговского Михаила Всеволод недалеко от Москвы разгромили дружину Ростиславичей и вернулись во Владимир. Во время похода жены Михаила и Всеволода оставались в Чернигове; их то и проводил Олег до Москвы, а потом вернулся в свою вотчину Лопасню.
О том, где была расположена древняя Лопасня, не существует единого мнения. В.Н. Татищев, Н.М. Карамзин, С.М. Соловьев, В.О. Ключевский, В.Н. Дебельский, Д.И. Иловайский считали, что древняя Лопасня была расположена там же, где лежало позднее одноименное село, т.е. где ныне стоит город Чехов.
Татищев в своей книге «История Российская с самых древнейших времен» писал:
«Лопасня: река и село есть по Серпуховской дороге от Москвы 50 или 60 верст».
Карамзин в четвертом томе «Истории Государства Российского пишет о желании Олега Рязанского в 1353 году снова присоединить к Рязани берега Лопасни, тем самым подтверждая о наличии одноименного населенного пункта на реке.
Соловьев в главе третьей четвертого тома «Истории России с древнейших времен» сообщает:
«Иначе, думаем, нельзя понимать этого места: «А межи нас раздел земли по реку по Оку, от Коломны вверх по Оце, на Московской стороне посен, Новый городок, Лужа, Верея, Боровск, и иныя места Рязанская, которая ни будут на той стороне, то к Москве; а на низ по Оце, по реку до Тцену от усть Тцны вверх по Тцене, что на Московской стороне Тцены, то к Москве; а что на Рязанской стороне за Окою, что досель потягло к Москве почен, Лопастна и прочие, то места к Рязани». Но спрашивается: каким образом Лопасня могла быть на Рязанской сторне, за Окою?»
И далее:
«Любопытно, что в договорах московских князей с рязанскими не только Лопастна, но также Верея и Боровск называются старыми местами Рязанскими, тогда как, по свидетельству летописца под 1176 годом, Лопастна была волостию Черниговскою… По всем вероятностям, рязанцы захватили и Лопастну, и Верею, и Боровск, и Лужу вскоре после Батыева нашествия, когда Черниговско-Северское княжество опустело, разбилось и обессилело».
О своем отношении к Лопасне Ключевский пишет в «Курсе русской истории»:
«В 1174 году дяди, восторжествовав над племянниками, вызвали из Чернигова укрывавшихся там своих жен. Княгинь поехал провожать сын Черниговского князя Олег; он довез теток до Москвы и оттуда воротился в «свою волость» Лопасню. Лопасня – село в 70 верстах от Москвы к югу по серпуховской дороге: так близко подходила тогдашняя черниговская граница к суздальскому городку Москве».
Иловайский, подвергая сомнению местоположение Лопасни, подчеркивает, что:
«Владения Черниговских князей в конце XII и начале XIII веков  - в эпоху наибольшего обособления – приблизительно имели следующие пределы. На востоке, т.е. на пограничье с Рязанью, они шли по верхнему течению Дона, откуда направлялись к устью Смядвы, правого притока Оки, и оканчивались на Лопасне, ее левом притоке».
И ни о каком городе на правобережье Оки не упоминается.
Иного мнения придерживался историк Погодин. Он утверждал, что древний город Лопасня стоял на другом месте – на правом берегу Оки, против устья Лопасни, и при этом ссылался на то место летописи, где говорится о проходившей в 1380 году переправе через Оку войск Дмитрия Донского, направлявшихся к Дону, на Куликово поле:
«И приде с Коломны и пришел ста у Оки на усть Лопасны реки и повеле им Оку реку возитеся и заповеда аще кто иде по Рязанские земли, да никто же ни к честому не коснется… перешедшу всему воинству через Оку в день, недельный, а в заутрие в понедельник сам перевезся и оставил у Лопасны великого воеводу своего Тимофея Васильевича Вельяминова». Накануне Куликовской битвы русское войско 24 августа сосредоточилось в Коломне. Здесь князь великий московский, владимирский, коломенский Дмитрий собрал воевод и подручных князей на большую думу и сказал им: «Пойдем по рязанской земле... и упаси бог тронуть и обидеть хотя бы одного рязанца». Воеводы продолжили маршрут на Дон к устью Непрядвы от Коломны к Лопасне по дорогам над Окой. Войско двигалось походным порядком, заполняя все дороги от Коломны к Лопасне. И только 27 августа княжеское знамя переступило через Оку под Лопасней в Дикое поле.
Судя по этим данным можно прийти к заключению, что рязанской стороною считались отнюдь не только земли по правобережью Оки, но и левобережные.

Молодинская битва
Примерно через 200 лет после Куликовской битвы (1380 г.) Лопасня, как опорный пункт Русского государства, вновь напоминает о себе исходом Молодинской битвы, в которой воевода Воротынский наголову разбил войско крымского хана Девлет-Гирея. После этой большой победы русского воинства степняки прекратили свои дерзкие набеги на Русь.
 В 1571 году Русское государство переживало тяжелые дни: на западе продолжалась изнурительная Ливонская война; вслед за неурожаем пришли голод, мор и страшная чума: царские опричники грабили народ, истязали невинных людей. В мае стало известно, что Девлет-Гирей I – крымский хан с 1551 года, ставленник и вассал турецкого султана, неожиданно переправился через Оку и пошел к Москве. Русские войска, не вступая в сражение, отступили к Бронницам и дальше не север – к Александровской слободе и к Ростову. 24 мая 1571 года татарская конница подошла к Москве и зажгла московские посады.
При сильном ветре город за три часа превратился в пепел. Сохранился только Кремль. В огне погибло много людей. Как пишет летописец, Москва-река сама не смогла пронести мертвых. Были
поставлены особые люди с шестами, которые спускали вниз по реке погибших. Татары не решились штурмовать Кремль, и ушли, уводя до 150 тысяч пленных, продолжая по дороге жечь и грабить села и деревни. Сильно страдали от нашествия и лопасненские земли.
Сохранилась льготная грамота Ивана Грозного серпуховскому монастырю, которая давала ему право пять лет не платить налоги, так как
«село Кусминское, а в нем была церковь сожена, двор монастырский, …сельцо Собакино, что была отчина Михайла Иванова сына Стромилова в Галучинской волости, а в ней была церковь Никола Чудотворца сожена, двор монастырский сожен, семь дворов сожены… да восемь деревень, а в них 20 дворов сожены…»
Далее в грамоте перечислялись многие села и деревни с неизменными пометками «сожены» и «пограблены».
После страшного разгрома 1571 года крымский хан Девлет-Гирей и его союзник турецкий султан потребовали передать хану Казань, Турции – Астрахань, а русскому царю перейти в вассальную от них зависимость «под начало и береженье султану». Нельзя было сомневаться в том, что на следующий год Девлет-Гирей нанесет новый, более страшный удар.
Надвигалась опасность равная прежнему Батыеву нашествию. Летописец с тревогой отмечает:
«…и прииде царь с великими похвалами и со многими силами на Русскую землю… как при Батые».
Несмотря на трудности, подготовка к отражению нового нашествия велась самым энергичным образом.
В январе 1572 года была принята новая система пограничной службы. Русские сторожевые посты создавались во многих местах. Русские сторожа должны были днем и ночью следить за степью и в случае появления татар предупреждать воевод. Приводились в порядок и создавались новые широкие засечные полосы в лесах. Они тянулись на сотни верст. В октябре 1571 года князь Михаил Иванович Воротынский приказал поджечь степь, с тем, чтобы лишить корма татарскую конницу и не дать врагу возможности прятаться в густой и высокой траве. Строился Гуляй-город – своего рода передвижная крепость: зимой на санях, летом на колесах. Гуляй-город укреплялся орудиями, взятыми со стен Серпухова и Коломны. Поспешно укреплялся берег Оки. Один из зарубежных очевидцев этих событий писал:
«Ока была укреплена более чем на 50 миль. Вдоль по берегу были набиты два частокола, расстояние между которыми было набито землей… стрелки могли таким образом укрываться за обоими частоколами… и стрелять по татарам, когда они переплывали реку…»
Остатки этих сооружений были найдены на отмели у деревни Прилуки, недалеко от устья реки Лопасни.
Командовать войсками назначили князя Воротынского, «мужа крепкого и мужественного и в полкоустроениях зело искусного». Весной 1572 года русские войска заняли свои места по берегу Оки. Большой полк (8255 человек) находился в Серпухове, полк правой руки (3590 человек) – в Тарусе, левой руки (1651 человек) – на реке Лопасне, передовой (4457 человек) – в Калуге, сторожевой (2069 человек) – в Кашире. Всего, таким образом, под рукой князя Воротынского находилось чуть больше 20 тысяч воинов. Были сведения, что он получил подкрепление с западной границы, но и в этом случае его силы не превышали 60 тысяч человек, далеко уступая татарским войскам.
Лето 1572 года было сухое, знойное и голодное. Голодали не только крестьяне, но и войска. Иван Грозный, захватив обоз в 450 возов, уехал из Москвы в Новгород.
В июне 1572 года М.И. Воротынский, находясь в Серпухове, получил донесение о том, что Девлет-Гирей вышел из Крыма и двигается по Оке. 23 июля татары подошли к Туле и сожгли ее посады. Через пять дней войска крымского хана рассыпались по берегу Оки и стали готовиться к переправе. Переправившись через Оку, они двинулись к Москве разными дорогами.
27 июля 20-тысячная ногайская конница во главе с воеводой Тебердой-мурзой истребила русский отряд из двухсот боярских детей, прорвалась через Сенькин брод, который находился в двадцати верстах ниже Серпухова, напротив устья Лопасни, и устремилась к Москве.
Русские войска настигли противника у села Молоди, а по свидетельству Пискаревской летописи, не только настигли, но и разбили его у Гуляй-города.
Очевидно, это было так. Основные русские войска двигались по Серпуховской дороге через Бадеево (Лопасню), в то время как хан, переправившись у Сенькина брода шел более длинной дорогой, через Хатуньский уезд. Передовой русский отряд во главе с воеводами Дмитрием
Хворостининым и Андреем Хованским нанес стремительный удар по татарскому отряду, прикрывавшему войска Девлет-Гирея. Они гнали татар до самого ханского стана.
Командовавшие татарскими отрядами царевичи в панике попросили у хана помощи. Получив подкрепление, они повели наступление на передовой русский отряд. Хворостинин, отступая, направил врагов на Гуляй-город. А там, как сообщает летописец,
«князь М. Воротынский из-за Гуляя велел стрельцам стрелять из пищалей по татарским полкам, а пушкарям из большого снаряду из пушек бити».
29  июля произошло столкновение передовых отрядов. Хан с основными силами был вынужден вернуться из-за Пахры к Молодям. Здесь, у церкви Воскресения Христова в Молодях, 30 июля произошло решающее сражение. Как пишет летописец
«дело было велико и сеча велика».
Русские войска не только отбили натиск, но и сами перешли в наступление и нанесли врагу огромные потери. Суздальский боярский сын Аналыкин взял в плен крымского воеводу Дивей-мурзу.
2 августа сражение возобновилось и достигло наибольшей силы. Татары во что бы то ни стало пытались овладеть Гуляй-городом и освободить Дивея. Штурмуя Гуляй-город, они не заметили, как к ним в тыл проник через долину отряд во главе с Воротынским. Это определило исход не только сражения у Гуляй-города, но и всего похода Дивлет-Гирея.
Разбитый на голову, Дивлет-Гирей оставил отряд в три тысячи воинов, а в ночь на 3 августа поспешно бежал. Утром русская конница преследовала врагов и на берегах реки Лопасни и в Хатуньском уезде нанесла им новое поражение. Н.М. Карамзин писал, что
«берега Лопасни и Рожая облились кровью».
Оставив свой шатер, знамена, обозы, хан бежал
«не вирно, не путем, не дорогами, в мале дружине».
«Сей день принадлежит к числу великих дней нашей воинской славы. Россияне спасли Москву и честь, утвердили в нашем подданстве Астрахань и Казань, отомстили за пепел столицы, и если не навсегда, то, по крайней мере, надолго уняли крымцев».
 
Крестьянская война
Это было в начале XVII века. Тяжелый гнет бояр и купцов заставлял крестьян, холопов и ремесленников бежать на окраину Русского государства.
Они не только пассивно выражали свой протест, но и поднимались на восстания. Крупнейшим из них было выступление крестьян на Слободской Украине летом 1606 года. Во главе восставших встал Иван Исаевич Болотников – человек умный, волевой, энергичный.
Разгромив правительственные войска под Кромами, крестьяне захватили военные трофеи в городе Ельце. Восставшие крестьяне под руководством Болотникова распространяли «призывные листы». В своих «листах» Болотников призывал холопов и горожан «побивать бояр… гостей и всех торговых людей», отнимать землю у помещиков, жечь их дома, освобождаться от крепостной кабалы.
23 сентября под Калугой восставшие одержали крупную победу и направились к Москве. По пути к ним присоединялись все новые и новые силы. Осенью 1606 года армию Болотникова восторженно, с хлебом-солью встретила беднота Серпухова, открывшая ворота городской крепости.
В октябре на реке Лопасне произошло крупное сражение между крестьянской армией и войсками царя Василия Шуйского. Разрядные книги тех лет говорят об этом:
«Посланы по Серпуховской дороге на Лопасню воеводы: боярин Володимир Васильевич Кольцов-Масальский да Борис Иванов сын Нащокин».
Выбор воеводами боевой позиции был ясен: река Лопасня служила первым естественным рубежом на пути от Серпухова к Москве. Эта битва закончилась полным разгромом царских воевод. Совершенно необученные, плохо вооруженные восставшие крестьяне наголову разбили царские войска. Сохранилось письмо сына русского дворянина, который позднее бил челом царю Михаилу Федоровичу:
«Отец наш был на Москве головой у стрельцов при царе Василии Шуйском и послан с Москвы со стрельцами против воровских казаков на Лопасню, и того, государь, отца нашего на Лопасне убили».
Остатки оборонительных войск бежали на новый оборонительный рубеж – реку Пахру, где они получили значительные подкрепления. Армия Болотникова двигалась по Серпуховской дороге и вышла к самой Москве у села Коломенского.
Взять Москву Болотникову не удалось, и он снова прошел к Серпухову, чтобы здесь закрепиться. Но в городе не было запасов продовольствия. Тогда Болотников стал отходить к Туле, оставив в Серпухове небольшой отряд казаков во главе с атаманом Беззубцевым. Укрепившись на окраине города, в Заборье, отряд не смог удержаться при натиске правительственных войск.
Монахи Высоцкого монастыря преподнесли Василию Шуйскому икону с пожеланием скорее расправиться с «бунтовщиками».
Осадив Тулу, где укрепился Болотников, Шуйский приказал запрудить реку Упу. Вода залила припасы: порох и продовольствие, что и заставило Болотникова начать переговоры. Восставшие сдались, но «лиса-царь» Шуйский, обещавший помиловать пленников, обманул их. Спустя полгода после взятия Тулы, Болотникова сослали на север, в Каргополь, где ослепили и утопили в Белоозере. По словам голландского путешественника Исаака Масса, по утрам восставших крестьян сотнями выводили на берег реки Москвы, ставили на колени и убивали ударами дубинок по голове.
Несмотря на поражение, восстание Болотникова имело большое значение. Волна его дошла до самой Москвы, повстанцы сумели разбить отборные войска царя и его воевод, расшатывая тем самым основы крепостного строя.

1812 год
 Чехов  и его окрестности хранят память о подвиге русской армии и партизан в 1812 году, когда Россия подверглась вероломному нападению 600-тысячной французской армии, по тем временам неисчислимой. Наполеон намеревался молниеносно покорить Россию. Известно, что битвы у Смоленска и Бородина подорвали могущество «непобедимого» завоевателя.
Оставив Москву, русская армия, чтобы ввести в заблуждение французские разведывательные отряды, якобы стала отступать по Рязанской дороге. Затем скрытно от противника главные силы ее повернули на Старую Калужскую дорогу и сосредоточились в Тарутине, около Малоярославца на реке Наре. Таким образом, русские войска прикрыли не только Калугу, где находились огромные запасы продовольствия и фуража, но и Тулу, и Брянск с их оружейными и литейными заводами.
В Тарутине армия пополнила свои ряды, отдохнула и значительно окрепла. Конница увеличилась более чем в два раза, были созданы сильные артиллерийские резервы, накопились запасы зимней одежды, продолжались учения. Русские войска у Тарутина прикрывал отряд во главе с Михаилом Андреевичем Милорадовичем, занимавший деревни Дедня и Глодово. Французский авангард во главе с Мюратом располагался километров на десять севернее, по реке Чернишне.
Французы в поисках продовольствия посылали фуражиров по окрестным селениям и доходили до Лопасни. Солдаты грабили крестьян, отнимали скот, зерно, жгли дома, убивали жителей.
Исправник города Серпухова сообщал:
«…Неприятель вчерашний день, вступая в границы Серпуховского уезда, производил грабежи и разные насилия, а при том в сельце Алферово убито крестьян мужского пола – 3, женского – 1, ранено мужского пола 4 человека».
С каждым днем росло сопротивление врагу. Повсеместно организовывалось народное ополчение. В документах тех лет говорится, что из Сенина и Мерлеева в ополчение вступило 24 человека, из Лопасни (Зачатья) – 24, из Хлевина с деревнями – 68, из Шарапова и Поповки – 39, из Лопасни (Садки) и Сафонова – 21, из Васькина – 34, из Якшина – 49, из Любучан с деревнями – 47 человек и т.д. ратники народного ополчения из лопасненских деревень принимали участие в крупнейших сражениях с французами. Например, в Бородинской битве отличились Петр Денисов из деревни Гришенки, Афанасий Гаврилов из Коровина, Иван Ермилов из Пешкова, Петр Сергеев из Ермолова и другие.
Тогда же начали формироваться партизанские отряды. Крестьяне Серпуховского уезда вилами, топорами, кольями били врагов. Они действовали на всех ближайших дорогах, идущих к Москве. Местные жители часто становились проводниками партизан, участвовали в дерзких нападениях на французов, помогали отбивать обозы, захватывали пленных. На Серпуховской дороге действовал отряд полковника Николая Дмитриевича Кудашева, об успехах которого постоянно сообщалось в штабных сводках.
26 сентября 1812 года, получив от местных крестьян известие о том, что в селе Жукове находятся Французы, Кудашев с казачьей сотней ночью внезапно напал на врага, создал панику в неприятельском лагере. После этого прибыв в Лопасню, Кудашев установил в селах и деревнях кордоны из местных жителей на случай нежданных «гостей», направил Башкинский полк к Любучанам и Молодям, ближе к Подольску, и начал совершать активные вылазки. Вот как об этом записано в журнале военных действий штаба Михаила Илларионовича Кутузова:
«Кудашев доносит, что посланная от него партия открыло в селе Васильевском-Скурыгине неприятельские войска, напала на них и прогнала до деревни Петровской, где они предприняли оборону; но есаул Анафин ударил на них, взял в плен 27 французов и 10 положил на месте, а остальные спаслись бегством».
И далее:
«Полковник Кудашев из Лопасни доносит, что узнав о движении неприятеля близ деревни Алферовой, он отправился с 300 донскими казаками, встретил явившегося к серпуховской дороге неприятеля в числе 1500 человек кавалерии, но, несмотря на несоразмерность сил, атаковал его с успехом и взял в плен 40 человек».
Наиболее значительное сражение отряда Кудашева с французами произошло в селе Никольском. Неприятельский отряд состоял из 2500 человек, а у Кудашева было всего 500 казаков. Но русские так неожиданно и стремительно атаковали, что французы бежали. Генерал Бовье, (по донесению Кудашева) был если не убит, то, по крайней мере, тяжело ранен. В этом бою особенно отличились подполковник Харитонов, есаул Пантелеев, сотник Платов, хорунжий Басов. Все они по приказу Кутузова были награждены.
Главнокомандующий М.И. Кутузов высоко ценил партизанские действия отряда Кудашева. В письмах родным фельдмаршал, в частности, писал:
«Кудашев ходит с партией и служит отлично… я веду с Наполеоном малую войну с большим преимуществом, и не проходит дня без того, чтобы не взяли 300 человек в плен. Кудашев так же партизанит, и хорошо делает».
Не раз солдаты отряда Кудашева серьезно помогали штабу Кутузова. Русская армия готовилась к сражению с авангардом наполеоновской армии – корпусом Мюрата. Кутузову было очень важно иметь свежие сведения о положении во вражеском стане. Начальник штаба Кутузова Петр Петрович Коновницын направил Кудашеву приказ:
«Необходимо произвести поиск в тылу неприятельском, а главное, достать знающего языка самому фельдмаршалу».
Выполнить приказ вызвался капитан Кожухов – помощник Кудашева. Нашелся и проводник – лопасненский крестьянин, хорошо знавший дорогу к Красной Пахре.
Наконец показался конвой.
Кожухов понял, что едет офицер старшего чина. Раздались выстрелы. Казаки схватили француза и потащили к лесу. Там с него сорвали сумку с бумагами.
В этой дерзкой операции был захвачен офицер штаба маршала Бертье. Он вез приказ Наполеона о переброске войска и обоза в Можайск.
Перехваченные бумаги имели для русских весьма важное значение в критический момент перед Тарутинским сражением.
Русская армия была поделена на две части: правым крылом командовал генерал Беннигсен, левым Милорадович.
5 октября русские войска переправились через реку Нару. Колонна генерала Орлова-Денисова, пройдя через Хорсино и Стремилово, расположилась на лесной дороге из Стремилова в Дмитровку.
Боясь, что противник обнаружит казаков, Орлов-Денисов в 7 часов атаковал французов. Удар был настолько неожиданным, что неприятельские солдаты в панике бежали за Рязанский овраг.
Развитие производства          
 К концу  первой четверти XIX века в лопасненских местах широкое распространение получил набивной промысел. На холсты с красочными узорами, выбитыми с помощью деревянного клише, спрос был большой. В базарные дни в Лопасне обойщики собирали заказы от местного населения. В основном же продукция шла московским хозяевам. Самые предприимчивые уезжали на заработки в южные губернии. Так крестьяне Сенина уезжали набивать и красить холсты на Украину.
Богатые крестьяне становятся владельцами небольших мастерских, где трудились как члены семьи, так и наемные рабочие. Крестьянин Захар Максимов из села Игумнова с семьей и наемными людьми на четырех станках изготовлял в год
«из вешней рунной шерсти до 3200 аршин валеного белого сукна ценой до 70 копеек за аршин».
Сукно продавалось не только в Серпухове, но и в Москве. В селах Бутурлине и Дракине двое крестьян на 18 станках с 20 наемными рабочими ткали парусиновое полотно. Они вырабатывали за год по 5 тысяч кусков на 6000 рублей и продавали его в Москве.
В начале XIX века в Солнышкове на берегу реки Лопасни стояла красильня богатого крестьянина Кузьмы Красильщика, который вел производство широко и имел большие денежные обороты.
В селе Бадееве крестьянин Алексей Михайлов имел 13 станков, на которых было занято 19 рабочих. Он вырабатывал для московского купца Хлудова плис на 1600 рублей в год. На 40 станках, принадлежащих крестьянин деревни Филипповское Константину Тимофееву, 50 человек изготавливали нанку для московского купца Свешникова. В селе Кузьминки для купца Морозова на 400 станках работало 475 человек. Для Морозова же в селе Гридюкине 66 человек на 200 станках вырабатывали плис, полубархат.
В 1833 году купцы Кочетковы построили текстильную мануфактуру в Крюкове. В 1854 году из небольшого красильного заведения крестьян Медведевых в селе Венюкове, первоначально работавших на московского фабриканта Молчанова, возникла мануфактура. Была основана суконная мануфактура на Наре, недалеко от деревни Шахлово. В Угрюмове в 1826 году возникла перчаточная мастерская Степана Толоконникова. Там работало 27 человек.
В феврале 1861 года было отменено крепостное право в России. Многие крестьяне уходили в город на заработки или принимались за различные промыслы. Из 993 работников Лопасни и Сафонова на постоянные заработки уходили  478 человек, в Стремилове из 646 – 447, в Мелихове из 178 – 96.
Наиболее крупные мануфактуры перерастают в фабрики, из-за границы для них привозят станки и паровые машины.
В 1877 году фабриканты Коншины образуют «Товарищество мануфактур Н.Н. Коношина», куда входят прядильно-ткацкая, красильно-отделочная, новоткацкая, ситценабивная фабрики, насосная станция и литейный завод. Стремятся не отстать от них и другие капиталисты. Мараевы владеют фабриками в Серпухове и в Данках, Медведевы – в Венюкове и Борис-Лопасне (ныне пос. 8-е Марта), Толоконниковы – в Угрюмове, Сафоновы – в Манушкине, Кочетковы – в Крюкове.
Низкая оплата труда и тяжелейшие условия были характерны для фабричного производства.
Каторжные условия жизни и труда вызвали бурный протест рабочих. Первыми выступили ткачи. 30 апреля 1887 года 300 ткачей Лопасненской бумаготкацкой фабрики потребовали прибавки. Фабриканты Медведевы были вынуждены пойти на незначительные уступки: они повысили на 3 копейки плату за каждый выработанный кусок миткаля, но отказались увеличить расценку женщинам-ткачихам. Тогда 500 ткачих не вышли на работу.
18 мая с новой силой вспыхнула стачка на Лопасненской фабрике. Рабочие все до одного (1260 человек!) прекратили работу. Они требовали увеличения расценок, улучшение условий труда и быта. В связи с этой стачкой чиновник особых поручений отмечал в рапорте московскому губернатору:
«Настроение рабочих означенной фабрики было крайне возбужденное и между ними слышались крики о происшедшей недавно забастовке на ткацкой фабрике Коншина в Серпухове, где рабочим были сделаны значительные прибавки».
К лопасненским ткачам присоединились рабочие других фабрик Серпуховского уезда. Начались стачки на фабриках братьев Медведевых, Беляевой и Коншина, охватившие почти 1700 рабочих.
Лопасня - село торговое         
 Перед вами фотография центра Лопасни XIX века.
Хотя Лопасня была и не столь велика, перечислить имена даже крупных коммерсантов весьма сложно. Синельщиков, Марков, Скороходов, Гудков, Фадеев, Едыкин, Прокин – выходцы из местных крестьян, которые с помощью трудолюбия, трезвости, честности, бережливости сумели открыть собственное коммерческое дело.
Особую роль в коммерческой жизни Лопасни играли помещики Рюмины, владельцы усадьбы Садки. Как наиболее состоятельные, они располагали значительными земельными угодьями и доходными домами, сдаваемыми местным предпринимателям в аренду.
Дом, в котором ныне помещается горвоенкомат, арендовал Петр Максимович Скороходов с детьми. На втором этаже дома скороходов держал трактир. В нижнем этаже были лавки и хранилища припасов.
В здании нынешнего дома культуры, семья Гудковых, выходцев из села Крюкова, содержала заведение с трактиром на втором этаже и лабазом на первом. Здесь же, недалеко располагалось заведение патриарха лопасненского купечества Филиппа Матвеева – торговца продуктами, имевшего винный «откуп».
Большой дом – старое здание горсовета – принадлежало Петру Петровичу Прокину, занимавшемуся лесным промыслом. Он поставлял в Москву и на местные предприятия лесопродукцию: дрова и древесину. Также он торговал колониальными товарами и содержал гостиницу на втором этаже здания. Позже здесь долгое время были аптека и городская библиотека.
В здании напротив располагались склады, принадлежащие коммерсанту Юшину, который занимался кожевенным делом. Впоследствии это здание лопасненская молодежь переделала в народный театр, артистов которого консультировал и обучал актер Иван Пельтцер, отец Татьяны Пельтцер.
В деревнях Волосово, Сенино, Сохинки, Сафоново было широко поставлено шубно-пошивочное дело.
Когда-то село Угрюмово входило в Серпуховский уезд. В этом селе было развито перчаточное производство Толоконниковых. В своих записках А.П. Чехов, посещавший Угрюмово, пишет, что Толоконниковы подарили его сестре Марии Павловне дюжину перчаток. Другой замечательный факт из истории семьи Толоконниковых привлекает внимание и по сей день. Один из мужчин семьи, обладавший внушительной внешностью, верой и правдой служил личным кучером его императорского величества Александра III.
Ныне в ограде церкви Зачатия святой Анны можно увидеть памятники и надгробные плиты, под которыми покоятся былые хозяева Лопасни, умные, заботливые, бережливые, оберегавшие и обогащавшие Россию.

После революции
Спустя четыре месяца после октябрьских событий 1917 года в Санкт-Петербурге начались изменения в волостных и уездных выборных органах. Председателем Лопасненского волисполкома стал И.П. Воронин из Сокольникова.
В имениях Садки, Зачатье, Гришенки, Васькино, Давыдова Пустынь, Мелихово были созданы государственные хозяйства.
В июне 1918 года в селе Троицкое 13 семей бедняков объединились в коммуну. Коммунары получили землю, скот, инвентарь и постройки бывшего владельца помещика Дунаева.
В период продолжающейся гражданской войны рабочие и крестьяне Лопасни и других селений участвовали в боевых операциях фронтов.
Первым волостным вожаком лопасненской молодежи стал Иван Ягодкин. Заработали молодежные ячейки в Пешкове, Ермолове, Васькине и других селениях.
В Лопасне сложился талантливый драматический коллектив. Неоценимую поддержку самодеятельности оказывал тогда известный артист московского театра Корша Иван Пельтцер. Репертуар предусматривал постановки как революционных, так и классических пьес. Собранные средства от спектаклей обычно поступали в пользу бойцов фронта.
В годы НЭПа в Лопасне, как и повсюду, оживилась частная торговля. Открывались частные магазины, лавки, пекарни, создавались товарищества на паях, различные частновладельческие артели. В период гражданской войны остановилась Борис-Лопасненская фабрика, а фабрика в Венюкове, получившая название «Красный Узбекистан», продолжала работать. В самой Лопасне функционировали различные кооперативные организации, объединявшие крестьянские хозяйства.

Образование района
 При районировании Московской области в июле 1929 года создали Лопасненский район с центром в Лопасне. В него включили полностью волости Серпуховского уезда: Лопасненскую, Бавыкинскую, Алексеевскую, частично Стремиловскую, Семеновскую, Михневскую, из Подольского уезда частично: Молодинскую, Климовскую. Всего во вновь образованный район вошло 283 населенных пункта с 7473крестьянскими хозяйствами. Население составило 37,8 тысяч человек. По профилю район был промыслово-сельскохозяйственным. Промыслами занимались 70% крестьянских хозяйств. В Лопасне – административном центре района насчитывалось 3422 жителя.
Коллективизация в районе
 В конце 1929 года началась повсеместная коллективизация.
Одним из лучших среди первых возникших колхозов, были быстро развивающиеся и крепнувшие хозяйства: «Дружба» в Стремиловской волости и «Мелихово». В самом районном центре возникло пять колхозов: «Красный Октябрь», «Новая жизнь», «Имени XII годовщины Октября», «Имени Ворошилова» и «Имени Первого Мая».
Из года в год колхозы района становятся крепче, богаче. Совершенствовались методы ведения хозяйств, повышалась производительность труда. Лучшие колхозы района выступали с призывом развернуть соревнование, трудиться по ударному. На 1-й Всесоюзный съезд колхозников-ударников в феврале 1933 года от Лопасненского района была послана Ольга Ефимовна Проскурина – лучший бригадир колхоза «Луч Ильича».
Росла и механизация сельского хозяйства. Механизаторы района также включились в движение передовиков. Трактористка Анна Шурыгина в 1937 году вспахала в сезон на тракторе 790 гектаров – почти вдвое больше нормы.
В 1939 году во Всесоюзной сельскохозяйственной выставке принимали участие молочнотоварная и свиноводческая фермы колхоза «Дружба». На открытие выставки была приглашена свинарка колхоза «Дружба» Татьяна Онуфриевна Великая. К 1940 году число передовиков района – участников ВСХВ перешло за 30. доярка Иванова из совхоза «Васькино» была награждена серебряной медалью выставки. Колхоз «Дружба» за высокие показатели в развитии животноводства получил диплом второй степени и премию в размере 5 тысяч рублей.

Развитие промышленности
Большие перемены в 1930-х годах наметились и в развитии промышленности района. В 1933 году Венюковская фабрика была переоборудована в механический завод, который стал изготовлять запасные детали для текстильных машин. Детищем первой пятилетки стал Любучанский завод, поставлявший автозаводам страны штурвалы, распределительные шестерни, чашки карданного вала.
В июле 1939 года в Лопасне заложили первый камень в строительство основного корпуса регенератного завода. Строительство развертывалось широким фронтом. Рылись котлованы и закладывались фундаменты под цеха, началось сооружение железнодорожной ветки. На севере Лопасни появились первые деревянные жилые дома заводского поселка. Весной 1941 года завод был готов вступить в строй действующих предприятий.
Были достигнуты заметные успехи и в культурном строительстве. Весной 1936 года открылись двери нового просторного здания венюковской школы. Лопасненская семилетняя школа в 1938 году преобразована в десятилетнюю. Начала свою работу и троицкая средняя школа.
В 1936 году в Лопасне открыли Дом культуры. В селах и деревнях появились избы-читальни.
…Шел июнь 1941 года – последний месяц мирного труда. Колхозники стали принимать активное участие в строительстве Бутырской ГЭС на Наре, которая должна была дать ток 45 колхозам. Шло соревнование правого берега с левым. Каждый вечер в листках-«молниях» отмечались имена победителей. И вот наконец сооружение перемычки закончено, и Нара, изменив свое вековое направление, пошла по новому руслу.
18 июня состоялся первый выпуск Лопасненской средней школы. 23 ученика получили путевки в жизнь. Директор школы Сергей Васильевич Заикин поздравил бывших десятиклассников и пожелал им дальнейших успехов в работе и учебе. А через неделю и сам Сергей Васильевич, и большинство его учеников уже вступили в ряды Красной Армии и ушли на защиту Родины.

Защищая Отечество
Война… Жизнь в стране подчинена одной задаче: дать отпор врагу. Трудящиеся Лопасни, как и все советские люди, поклялись отдать все силы на борьбу с фашизмом. В райвоенкомат поступали заявления с просьбой отправить на фронт.
Уходящих на фронт мужчин заменили женщины. Шестьдесят женщин-домохозяек пошли работать на строительство регенератного завода. Домохозяйки А. Якушина и М. Медведева поступили лесорубами в Лопасненский райлесхоз. Комсомолки совхоза «Васькино» Нюра Трусова, Мария Строкова, Лена Фомина, Паня Щербакова, Ксения Пастухова, и Аграфена Шмакова заменили своих братьев и мужей-трактористов, ушедших на фронт.
27 июня газета «Красное знамя» сообщала:
«Все ученики крюковской школы 25 июня организованно вышли на работу. Ученики старших классов занимались вывозкой навоза, ученики начальных классов пропалывали овес. 120 учеников новобытовской школы работали в колхозе; за неделю ребята убрали сено с 27 гектаров. По инициативе комсомольцев Госбанка начался сбор металлолома. В первые дни было собрано 13,5 тонн. Почин был подхвачен комсомольцами и учениками всего района. За короткое время было собрано 175 тонн металлолома».
Ученики старших классов школ района принимали участие в строительстве оборонительных укреплений в Смоленской области. Отряд из 160 человек возглавлял Иван Тачков, ученик 9 класса.
Рабочие Венюковского, Крюковского, Любучанского заводов по двое-трое суток не отходили от станков, стараясь дать фронту как можно больше продукции. Рабочие Венюковского завода Д. Дюткин, Н. Барбашов, И. Маланьин и В. Кольцов под руководством бригадира М.К. Короткова за сутки выполнили важное задание, на которое по норме полагалось 8 дней.
В начале июля 1941 года был сформирован Лопасненский батальон народного ополчения. В его ряды добровольно вступили рабочие, колхозники, служащие. Рядом с ветеранами гражданской войны в строй становились 17-летние парни. Лопасненский батальон был направлен в Москву и влился в 4-ю дивизию народного ополчения Куйбышевского района столицы.
Под командованием М.Б. Блинова в Лопасне был создан добровольный истребительный батальон. Рабочие и служащие без отрыва от производства проходили военное обучение, готовились к боевым операциям.
6 августа 1941 года в 22 часа 55 минут по команде «воздух» поднялся в небо «ястребок» ккомандира 1-й эскадрильи младшего лейтенанта *Виктора Талалихина* и взял курс в квадрат, где находился самолет противника. В ночном небе под Лопасней он обнаружил самолет врага. Тяжелый бомбардировщик «Хейнкель-111» держал курс на Москву. Талалихин пулеметной очередью вывел из строя его правый мотор. Уже под Подольском еще одна очередь Талалихина прошила кабину самолета противника. Враг повернул на запад, а затем повел самолет на снижение. Талалихин не отставал. Но у него кончились боеприпасы.
Когда «ястребок» подошел совсем близко к хвосту врага, пулеметная очередь пронзила его. Талалихин был ранен в правую руку, но он напряг все силы и дал газ. «Ястребок» врезался в хвост «Хейнкеля», вражеский самолет развалился и рухнул на землю.
За подвиг, совершенный Виктором Талалихиным, ему присвоено звание Героя Советского Союза.
Трудящиеся района вышли на строительство оборонительных рубежей. Тысячи людей копали окопы и противотанковые рвы, строили дзоты и устраивали проволочные заграждения. Благодаря их самоотверженному труду была создана мощная оборонительная полоса, в лесах были устроены завалы, надолбы, на пересечениях дорог установлены противотанковые гнезда, с помощью саперов заминированы мосты, отдельные участки шоссейных дорог.
20 октября вышла на Нару и прочно закрепилась 17-я стрелковая дивизия, сформированная из ополченцев Москворецкого района Москвы. Большую помощь разведчикам 17-й стрелковой дивизии оказывали жители района. Накануне наступления на Леоново и Тунаево в штаб полка, располагавшийся в Бегичеве, были вызваны Дуся Потапова, Дуся Орехова и Люба Ботвина. Им было дано задание переправиться через Нару, собрать и передать сведения о противнике, а во время наступления наших войск перерезать немецкую телефонную связь. И девушки выполнили задание командования.
Совместно с частями 17-й стрелковой дивизии действовали 10-й воздушно-десантный батальон, занявший *Стремилово* и 26-я танковая бригада. Штаб дивизии расположился сначала в Высокове, а затем в Булычеве.
15 ноября две роты под командованием полковника С.П. Волкова при поддержке артиллерии и танков пошли в наступление в районе селений Леоново и Тунаево. Захватив орудия, минометы, пулеметы врага роты вернулись на прежнюю линию обороны.
Воинам помогал созданный в октябре 1941 года в Лопасне партизанский отряд, во главе которого встал Петр Яковлевич Леонов. Смелые люди не раз переходили линию фронта, выполняя задания штаба 17-й дивизии.
Подпольная группа, руководимая Полиной Леоновой, создала явочные квартиры, снабжала подпольщиков паспортами, поддерживала связь с партизанским отрядом Угодского завода, которым руководил В.А. Карасев, ставший впоследствии Героем Советского Союза.

 

Температурный прогноз погоды в Чехове на несколько дней.

Разработчик: achr@mail.ru

При любом использовании материалов сайта, ссылка на сайт www.chekhov-town.ru обязательна.